Роман Мельник — о сорванном переходе в «Динамо», дебюте в 16 лет в «Лужниках» и футбольной столице Дальнего Востока | Футбол Дальнего Востока

Роман Мельник — о сорванном переходе в «Динамо», дебюте в 16 лет в «Лужниках» и футбольной столице Дальнего Востока

Ноябрь 13, 2018 Нет Комментариев »
Роман Мельник — о сорванном переходе в «Динамо», дебюте в 16 лет в «Лужниках» и футбольной столице Дальнего Востока
25 лет назад, 10 октября 1993 года, «Луч» заканчивал свой первый сезон в Высшей лиге чемпионата России. Тогда в «Лужниках», в матче с московским «Спартаком» за команду из Владивостока в возрасте 16 лет дебютировал нападающий Роман Мельник, который и по сей день является самым молодым футболистом в истории клуба.

Ярко начавшаяся карьера Романа Мельника продлилась не так долго, как хотелось бы – уже в 28 он был вынужден повесить бутсы на гвоздь. В откровенном разговоре с журналистом интернет-издания «Моя Команда» Алексеем Полищуком известный приморский футболист пролил свет на наиболее яркие моменты карьеры самого юного игрока «Луча», вспомнил, какой была команда два десятилетия лет назад, а также затронул проблемы детского футбола в нашем регионе.
— Роман, сейчас у детей модно иметь своих кумиров. Они смотрят матчи, вдохновляются. А как обстояли с этим дела в вашем детстве, 30 лет назад?
— Для меня кумирами в первую очередь были местные футболисты, наши — «лучевские». Мне очень нравились тогда Валерий Богданов (выступал за «Луч» с 1984 по 1991 год) и бессменный капитан того времени Андрей Федякин (выступал за «Луч» с 1980 по 1996 год). За этими футболистами мне было крайне любопытно наблюдать.
— Тогда наверняка местных футболистов было больше, нежели сейчас, верно?
— Да, местных футболистов было на порядок больше, чем сейчас. В клубе были также ребята их Хабаровска и других городов Дальнего Востока, но к ним все относились также, как и к местным. Были конечно и приезжие футболисты. Ими, как правило, закрывались проблемные позиции. Но большая часть состава «Луча» тогда была представлена нашими дальневосточными игроками.
 
— Что привело вас к тому, чтобы заниматься футболом?
— В определенный момент в детстве у меня встал выбор между футболом и спидвеем. Спидвейный путь для детей тогда начинался с картинга и это было мне очень интересно. Но уже тогда во дворе меня невозможно было оторвать от мяча. Тяжело было выбирать между мячом и техникой, но в конечном итоге футбол взял вверх.
— 1993 год, дебют «Луча» в Чемпионате России, а вам только-только исполняется 16 лет. Как для вас начинался тот год?
— Незадолго до начала чемпионата, уже после предсезонных сборов, первая команда провела товарищескую встречу с молодежкой. Она тогда называлась «Луч-2». В той встрече я очень хорошо себя проявил и вскоре меня пригласили в первую команду, что стало для меня большой неожиданностью. Почти сразу я подписал с клубом трехлетний контракт. Это было в марте 1993 года, мне тогда еще не было и 16 лет.
— Сколько составляла ваша зарплата по первому контракту?
Если я ничего не путаю, моя первая зарплата была около 15 тысяч рублей в месяц. Но если говорить откровенно, мне тогда было все равно. Я готов был и бесплатно там находиться.
 
— Что тогда испытывал мальчишка, который попал в команду к своим кумирам?
— Шок, приятный шок. Еще вчера я смотрел на этот коллектив с трибун, а сейчас я уже был его частью. Но никакого мандража у меня тогда не было. Наоборот, я очень лихо влился в рабочий процесс. Так лихо, что иногда старшим товарищам приходилось меня остепенять.
— 10 октября, «Лужники», матч с безоговорочным флагманом отечественного футбола — московским «Спартаком». На поле Онопко, Карпин, Бесчастных, Тихонов, Черенков. 68-ая минута, счет уже 3:0 и вы выходите на замену. Какие ощущения тогда были у 16-летнего пацана, который вот-вот вырвется на поле главного стадиона страны?
— Я совершенно не был готов и абсолютно себе не представлял, при каких обстоятельствах меня вообще могут выпустить на поле. Толком и не разминался даже, просто наблюдал за матчем с более удобной позиции. Но когда меня позвали… Мы тогда почему-то решили вместо привычной желтой формы использовать белую форму от «Adidas». Вот мое лицо было в один тон с моей белой формой. Атмосфера конечно была невероятная. Стадион был не совсем заполнен, но это «Лужники»: чаша, гул, море фанатов, и я готовлюсь выйти на замену. Я «Лужники» раньше только по телевизору в трансляциях видел. Вот здесь был шок, самый настоящий и не самый приятный.
 
— Колени не тряслись?
— Когда выходил, колени тряслись, да. Тренер что-то говорил, я ничего не слышал. Но с первым касанием мяча все это чувство неуверенности мгновенно улетучилось.
— Два месяца назад за «Луч» дебютировал Дмитрий Калугин, выйдя на замену в Нижнем Новгороде. Если бы Прокофьев смог нанести более точный удар, то Калугин в дебютной игре отличился бы результативной передачей. А что вы успели сделать за те 22 минуты?
— Мне сильно запомнился момент, когда меня буквально лоб в лоб снес Хлестов – один из самых жестких защитников страны на тот момент. Я заработал опасный штрафной. Второй раз меня снес Бесчастных: был угловой у наших ворот, затем вынос. Я мяч подобрал, вокруг меня не было ни души, и я потащил мяч вперед. Мне казалось, что я бегу с мячом очень быстро, но Бесчастных каким-то непостижимым образом меня догнал и в подкате сзади меня остановил. Один раз я отдал хорошую обостряющую передачу и, несмотря на мой невысокий рост, один раз мне удалось пробить головой по воротам Черчесова – нынешнего тренера сборной России. Впрочем, для него не составило особого труда этот мяч поймать.
— Как чувствовали себя уже после матча?
— Была легкая эйфория. Помню, когда мы ехали после той игры в гостиницу, нападающий Наиль Галимов сказал, что я далеко пойду. Меня эти слова тогда в какой-то степени окрылили. Хотя я уверен, что он тогда думал, что мне лет 18-19, но никак не 16. Вообще, попадание в профессиональный футбол в раннем возрасте не для каждого идет на пользу. Это вывод, который я сделал для себя уже спустя долгое время. Тогда в силу молодости и амбиций я больше был зациклен на себе, на тренировках. Помнится, после некоторых тренировок у меня оставалось больше впечатлений, чем после игр, которые я провел на скамейке запасных.
— Легко ли 16-летнему парню завести друзей в команде профессионалов?
— У меня не было с этим никаких проблем. Тогда в команде было достаточно молодых местных воспитанников: Денис Коберский, Макс Дубовик, Игорь Перминов. Они были немного старше, но я отлично влился в эту тусовку. На первых двух я еще недавно стрелял глазам с трибун, они тогда регулярно выходили на замену и для меня этот уровень казался недостижимым. А Перминов, будучи центральным защитником, спустя несколько дней после матча со «Спартаком» забил гол в ворота московского «Динамо». Правда, «Луч» тогда сгорел 7:1, но тот гол запомнился многим. Потом с молодежки еще подключились мои хорошие приятели Женя Попов и Дима Безняк. С Безняком мы потом всегда делили одну комнату на всех выездах и сборах, но далее наши футбольные пути разошлись.
— В том сезоне самым принципиальным соперником для «Луча» был находкинский «Океан» и все три матча остались за Владивостоком. В последнем матче сезона перестрелка дальневосточных команд закончилась со счетом 4:2. В той игре случилось ваше второе появление на поле в составе «Луча». 
— Да, мы попали в переходный турнир и перед ним у нас были короткие сборы в Москве. Тогда тренерский штаб стал ближе подпускать меня к основе. Мы провели несколько товарищеских матчей в манеже, один из них как раз с «Океаном». «Луч» выиграл 1:0, а я забил единственный мяч. Я уже к тому времени освоился в коллективе, начал ощущать себя в команде нужным. И как мне кажется, я заслужил возможность выйти на поле снова.
— Есть что вспомнить о заключительной игре в чемпионате?
— В том матче произошел очень интересный момент с моим участием. Александр Владимирович Ивченко подозвал меня к себе. Я подбегаю, внимательно его слушаю, абсолютно не обращая внимание на то, что происходит на поле. Выхожу на замену и наблюдаю следующую ситуацию: мяч стоит на нашей середине поля, «Океан» не спеша возвращается на свою половину поля. Мне показалось что это штрафной, который мы должны использовать, и я решил открыться. Делаю рывок в сторону штрафной соперника, но на меня никто не реагирует. Никто, кроме болельщиков и судьи. Судья ко мне подбегает и говорит, что моя половина на противоположной стороне. Я нахожусь в полном недоумении. Оказывается, когда я выходил на замену «Океан» забил нам гол, которого я не видел. Команды расходились по своим половинам, а я решил открыться в их штрафную.
— Очень забавный момент. Что на ваш взгляд было горячее: противостояние Находки и Владивостока в 1993 или Хабаровска и Владивостока в наше время?
— По накалу оба дерби сопоставимы. Для меня игры с находкинской и хабаровской командами всегда были особыми. Мне никогда не хотелось проиграть, но в этих матчах мне не хотелось проиграть вдвойне. В этих дерби всегда были дополнительные эмоции, которые, к сожалению, порой даже мешали проявить себя должным образом.
 
— По итогам переходного турнира «Луч» оказался в числе выбывших команд лишь по дополнительным показателям. В 1994 году вы вернулись в Первый дивизион, но за возвращение в главную лигу даже не боролись. В чем была проблема? Не было должного настроя или команда сильно потеряла в классе?
— Была хорошая боеспособная команда. Но не хватало искры, агрессии, стержня… Не знаю, мне сложно судить, я тогда не был еще игроком основной обоймы. Здесь нужно интересоваться у игроков, которые играли более значимую роль в команде.
 
— Вообще, 90-ые годы для России были крайне тяжелыми. Как удавалось не отвлекаться от футбола в эти нестабильные времена?
— Как раз футбол и отвлекал от всего происходящего. Я был не самым дисциплинированным спортсменом, но я очень много времени проводил на тренировках и в поездках. Слишком много места на тот момент занимал футбол в моей жизни и благодаря этому многие вещи прошли мимо меня.
-Мы точно не знаем, сколько сейчас зарабатывают футболисты в ФНЛ, но имеем примерный диапазон. В «Луче» футболисты получают 6-10 раз больше, чем среднестатистический житель Владивостока. Какой диапазон зарплат у футболистов был в те времена?
— Зарплату тогда платили стабильно и деньги были всегда. Но если соотносить с нынешними зарплатами, то у нас все было несколько скромнее. Это в Высшей лиге игроки получали действительно серьезные деньги, а мы все-таки играли в Первой лиге.
— На что вы потратили свои первые деньги?
— Себя я особо не баловал, старался больше помогать родителям. Когда выезжали в Москву, в Питер или на сборы за границу, я старался находить возможность купить качественную спортивную одежду. В 90-ые во Владивостоке было сложно найти хороший спортивный костюм. Когда мне уже исполнилось 18 лет, я задался целью купить машину. Много времени для этого мне не понадобилось, но и автомобиль был весьма скромный по тем временам.
— В 1996 году клуб возглавил великий для приморского футбола человек — Виктор Анатольевич Лукьянов. Ходили слухи, что футболисты вели себя по отношению к нему не лучшим образом, после чего ему пришлось уйти, хотя результаты в команде тогда были не самые плохие. Почему ему не удалось выстроить отношения с командой?
— Я в то время был вне тренировочного процесса. У меня был рецидив травмы колена, которую я получил еще в 1993 году. Это мне мешало в течении всей карьеры: раз-два в год я периодически выпадал из-за проблем с коленом. Могу лишь сказать, что любому специалисту нужно время для адаптации, а руководство тогда гналось за мгновенными результатами.
— 1997 год. Последний сезон в Первом дивизионе. Всего 3 победы и 27 поражений — безоговорочное последнее место. Почему в том сезоне все было так плохо?
— Опять же, я не был участником событий, поэтому мне нечего сказать. В тот момент находился в армии. Да, раньше из «Луча» забирали в армию, правда на непродолжительный срок. В это время появился вариант с московским «Динамо». Я проходил с клубом предсезонку и в день подписания контракта в контрольном матче я серьезно усугубил свою старую травму. Так контракт сорвался, после чего я с недолеченным коленом оказался уже в другом «Динамо» — ставропольском. Вернуть бы время назад, я бы поступил тогда совсем по-другому.
 
— 2000 год. Появление в «Луче» Александра Гарина. Один сезон, и он уедет в ЦСКА, где все сложится не лучшим образом. Казалось ли тогда, что этот 21-летний нападающий сможет в будущем стать легендой клуба?
— Он еще в Находке себя очень здорово зарекомендовал, а в «Луче» начал прогрессировать вдвойне быстрее. Команда тогда была дружная и сплоченная, все были примерно одного возраста, за исключением нескольких приезжих опытных игроков. На этом фоне мы показывали хорошую командную игру и у многих была возможность себя проявить. Гарин, пожалуй, воспользовался этой возможностью лучше всех.
— В 2001 году была ваша первая аренда. В новокузнецкий «Металлург», который был победителем Второго Дивизиона. «Луч» в тот момент барахтался в середине таблицы. Объясните, для чего клуб отдал вас в команду, которая была на тот момент выше классом?
— Меня туда пригласили. Поехать в Новокузнецк было моим решением, и сейчас я жалею о том, что его принял. Я почувствовал там себя не в своей тарелке, мне было некомфортно в чужом городе. Мне было 23, уже появилась семья и все эти неудобства на меня очень давили. Хотя по началу я хорошо провел предсезонку, сразу стал основным игроком. Все было нормально до первой игры с «Лучом». Тогда во Владивостоке на Второй лиге стадион был битком и меня очень тепло приняли, по-особому. Меня это очень тронуло, впечатлило и я в глубине души я понял для себя, что я — местный игрок и должен играть дома.
— Что вас тревожило?
— Все дело в том, что свою будущую жену я встретил на одном из выездов в Омске. Спустя некоторое время она переехала в Владивосток. Ей тогда было 19 лет, абсолютно незнакомый город и я, вечно находящийся на выездах. Каждое расставание оборачивалось для нас большим обоюдным стрессом и переживаниями. Затем свадьба, с тех пор все перевернулось в моей жизни. Когда я был с «Металлургом» на сборе в Алуште, моя жена была в роддоме. Новый коллектив, нужно отбросить все лишние мысли и себя проявлять. Но как это сделать, когда на другом конце нашей необъятной у меня вот-вот родится сын? Тяжело было совмещать семейную жизнь и футбольную карьеру, появилась большая ответственность. Только с годами я научился это делать, а первые годы было очень тяжко.
— 2002 год. Вы возвращаетесь в «Луч» и забиваете в том сезоне 7 голов в 32 играх. Неплохой результат, учитывая, что у лучшего бомбардира Кисурина было в активе 10 мячей. «Луч» становится «Луч-Энергией», а вы оказываетесь в Находке. Неужели клуб был в вас не заинтересован?
— В той ситуации я был не совсем последовательным в своем поведении. Иногда вступал в конфликты с тренерами. Сейчас пытаюсь это молодому поколению доносить, потому что своих дров я уже наломал и не стоит повторять мои ошибки. Тогда я был, к сожалению, другим, и это мне помешало остаться.
 
— Лучший ваш гол за «Луч» по вашему мнению?
— Мой самый первый гол за «Луч» в 1996 году в ворота «Океана». Мой хороший товарищ Игорь Перминов выдал подачу от углового флажка, Макс Дубовик готовился выпрыгнуть, но я успел ему сказать, чтобы он оставил мяч мне. И получился у меня удар через себя, мяч вошел точно в дальнюю девятку. Это было действительно круто!
— Некоторые футболисты иногда жалуются на многочисленные перелеты. Думается, что лет двадцать назад эта проблема стояла более остро.
— Сейчас в самолетах обеспечиваются более комфортные условия перелетов, плюс куча гаджетов, которыми можно убить время. А для нас это было мучение, мы брали с собой книги, газеты «Спорт-Экспресс». Читали, бывало в картишки поигрывали. Иногда снотворное принимали, терялись где день, где ночь. Сейчас медицина и фармацевтика шагнули вперед, адаптация происходит гораздо быстрее. А тогда с этим были проблемы.
Есть ли жизнь после «Луча»?
 
— После «Луча» вы оказались в Находке и там у вас тоже все пошло не лучшим образом. За 19 игр всего 2 мяча. Что там не получилось?
— В Находке тогда начинались тяжелые футбольные времена. Были сложности с комплектованием состава, со сборами, с финансами. К сезону подошли в удручающем состоянии. К тому же президент клуба с чего-то вдруг решил засыпать поле песком. Кто-то ему сказал, что это пойдет полю на пользу. В итоге там было не поле, а почти пляж, как на Шаморе. В таких условиях было очень тяжело играть в футбол и это не доставляло никакого удовольствия. Поэтому и результаты были соответствующие. Находка была отличным местом, чтобы начать задумываться об окончании карьеры.
— Ваше путешествие по второму дивизиону продолжается, на очереди комсомольская «Смена». Почему вам так и не удалось сыграть за команду из Комсомольска-на-Амуре?
— В Комсомольске не получилось договориться с руководством клуба. Изначально говорили об одной сумме, в итоге сумма была абсолютно другая. Это было дело принципа, в итоге я уехал поддерживать форму в уссурийский «Локомотив», понимая, что все плавно идет к завершению карьеры.
— Последней профессиональной командой для вас был братский «Сибиряк». Там вы отыграли большую часть сезона и забили 4 мяча.
— В Братске я снова столкнулся с тем же тренером, что и в Новокузнецке. У Лаврова не получилось выстроить общение с командой в «Металлурге», не получилось и в «Сибиряке».
— В 28 лет вы решили завершить свою футбольную карьеру. Почему так рано?
— Все к этому шло. Долгое время не удавалось себя проявлять и пришло понимание, что нужно искать что-то более стабильное. Совсем не хотелось скитаться по клубам, которые борются за выживание. Три года поездок в Находку, Братск, Комсомольск вероятно убили во мне последний азарт. И решение о завершение карьеры далось мне крайне тяжело.
— Вы удовлетворены своей карьерой игрока?
— Не удовлетворен, если не считать начальный этап. Тогда мне предсказывали большие перспективы, которые я, к сожалению, не реализовал. Сейчас остались только приятные воспоминания о периоде карьеры в «Луче», все остальное вспоминаю неохотно. Бывали времена, когда не удавалось сочетать жизнь на футбольном поле и за ее пределами, поэтому были жизненные трудности тоже в какой-то степени повлияли на мою карьеру.
— Насколько сильно на вашу карьеру повлияли многочисленные травмы?
— Когда я получил свою первую травму, я не придал ей особого значения. Мою ногу заковали в гипс, а я его спилил уже на пятый день. Как только боль спала, я сразу вернулся к тренировкам. Ну и в «Динамо» — мне только оставалось подпись поставить под контрактом, и утром меня ломают в контрольной встрече. Конечно, травмы сильно повлияли. С другой стороны, вернувшись во Владивосток, я стал игроком основного состава и начал прилично забивать. Во всем нужно искать положительные стороны. Но меня до сих пор беспокоят мысли о том, как все сложилось, если бы я все-таки подписал контракт с «Динамо».
— Мы уже затрагивали тему, что Тихоновецкий уезжал в ЦСКА. Были ли у вас приглашения отправиться в более статусную команду за время игры в «Луче»?
— Когда мы играли в Красноярске, приезжали селекционеры московского ЦСКА. Меня об этом очень не кстати предупредили. Я не справился с психологическим давлением и выдал тогда одну из худших игр в своей карьере. Ну и в самом начале, в 1993 году, меня, Коберского и Перминова очень хотели видеть все в том же московском «Динамо». В нас видели перспективных игроков, но мы тогда были очень привязаны к нашей команде и нашему городу.
 
— Вам удалось поиграть бок о бок с легендами «Луча» разных поколений. Тот же Андрей Федякин, Михаил Русляков – нынешнее молодое поколение болельщиков наверняка не имеет большого представления о них. Охарактеризуйте каждого из этих футболистов.
— Федякин был большим профессионалом, его подходу к делу можно было только позавидовать. Незаменимый капитан, очень надежный защитник, любил подключаться в атаку. Со всех сторон положительный футболист, а затем и тренер. Миша Русляков был совсем другим, но на пике своей карьеры он видел настоящим феноменом. На двухсторонках всегда побеждала та команда, в которой играл Русляков. Активный, жесткий, неуступчивый, очень хорошо оснащенный технически. На поле он порой творил настоящую магию.
— После завершения карьеры вы еще 6 лет отыграли в любительских командах Владивостока и Приморья. Поделитесь самыми яркими впечатлениями на этом этапе.
— Как жить без футбола, когда не мыслишь себя без этого? Первенство города, первенство края, мини-футбол – все свободное время всегда уделял этому. В скорости тягаться мне уже было тяжело, но все это компенсировалось пониманием игры. Приятно было понимать, что ты и в возрасте можешь приносить определенную пользу команде. К тому же, уровень в первой лиге был весьма высок. Там было немало техничных ребят, многие из которых прошли школу «Луча».
— Как оцените организацию любительского футбола в Приморье?
— Сейчас очень слабая. Раньше совсем было иначе. Когда я играл за «Луч-2» в крае было 18 команд. В каждом более-менее значимом населенном пункте была своя хорошая команда и хорошее поле. Тебя встречали болельщики, был азарт и все это было интересно. Сейчас команд гораздо меньше, условия содержания команд стали на порядок тяжелее. Если взять Владивосток – пожалуй, самый футбол город на Дальнем Востоке, то здесь 4 футбольные и 6 мини-футбольных лиг и все это, грубо говоря, проходит на одной площадке. Я не понимаю, как такое вообще возможно. Инфраструктура как таковая отсутствует. В том же Уссурийске больше футбольных полей, больше возможностей. Но все это должным образом не используется. Порой, нет даже детских команд некоторых возрастов. Тоже самое в Находке и в других городах. Есть какие-то попытки эту ситуацию переломить, но пока мы топчемся на месте.
— Вы действительно считаете, что Владивосток – самый футбольный город на Дальнем Востоке?
— Конечно. К нам едут люди из Хабаровска, Якутска, Сахалина чтобы просто поиграть в футбол. У них нет таких турниров, такого количества желающих. А у нас для мини-футбола есть только «Восход», для большого футбола – база на «Седанке». Поле на «Юности» оставляет желать лучшего и большую часть времени задействовано под детские школы. На этом футбольный Владивосток заканчивается.
 
«Детский тренер – это не тренер, а аниматор»
 
— Как вы пришли к тому, чтобы начать тренировать детские команды?
— Всегда хотелось быть причастным к клубу, рассматривал любую возможность. В 2008 году Женя Попов начал тренировать детскую команду «Луча» 1998 года рождения. Глядя на него, я тоже решил себя попробовать в роли тренера и спустя месяц подхватил 1999 год. До этого 1998 и 1999 года были одной командой.
— С Поповым вы в свое время вместе играли за «Луч», а как сложились судьбы других ваших друзей-одноклубников? Поддерживаете с ними контакт?
— Перминов заканчивал карьеру в «Тюмени», там и остался. Работает вне футбола, также, как и Денис Коберский. Он прикипел на юге, живет в Краснодаре. Дубовик остался во Владивостоке, Дима Безняк недавно вернулся в родной город. Он, кстати, был моим свидетелем на свадьбе. Детский футбол сейчас занимает большую часть моей жизни, поэтому с теми, кто остался во Владивостоке встречаемся не так часто, как хотелось бы. Но стараемся не терять друг друга из виду.
— Назовите самый негативный момент в работе детского тренера.
— Ненавижу моменты, когда нужно делать отбор. Отбор и набор – две противоположные вещи. Отбор – это сложно и даже жестоко, но никуда от этого не деться. Всегда приходится кому-то отказывать – это самый сложный момент для меня.
— Какой лучший возраст для того, чтобы отдать ребенка в футбол?
— Кто-то начинает с трех лет, может быть, это слишком рано. Но все очень индивидуально. Для ребенка это и в три года может быть интересно, но сложные упражнения тебе вряд ли удастся с ним проводить. В три года все происходит в игровой форме, порой с использованием игрушек. Например, забить гол игрушечному дракончику. Надо учитывать, что у детей мгновенно переключается внимание с одной вещи на другую, и тебе нужно его внимание удерживать. Получается, детский тренер — он не тренер совсем, а скорее аниматор. С детьми от 5 лет работать проще, их действия более осознанные, меньше хаоса. Так, базовая команда «Построиться» не вызывает у них никаких проблем. В более старших группах все еще проще.
— Вам проще работать с детьми, которые приходят к вам из других футбольных школ и других видов спорта?
— Значительно проще. Они способны слушать, они знают, что такое тренировочный процесс и знакомы с простейшими упражнениями. Начинать с нуля не приходится, уже заложена какая-то база. Из них и лепится основной костяк, по которым ты равняешь новеньких. Благодаря этому момент отбора становится гораздо проще.
— Сейчас во Владивостоке футбольные школы появляются одна за одной, их счет уже пошел на десятки. Целесообразно ли такое большое количество футбольных школ в нашем городе?
— Было бы целесообразно, если бы у юных футболистов была возможность продолжать развитие в хороших условиях. Там дети начинают любить футбол, получают базу. Занимаются в залах, на пришкольных стадионах, где, как правило, нестандартные поля ужасного качества, которые еще хуже, чем на «Юности». Ну а что дальше? Выпуск у этих школ большой, а расходиться некуда. Появление двух-трех новых стадионов, возможно, решило бы эту проблему, но каких-то серьезных подвижек в этом вопросе нет. Сейчас строится манеж на «Динамо», но одного манежа на большой город явно недостаточно. Если во Владивостоке найдется человек, который сможет развивать в городе инфраструктуру для детского футбола, то ему сразу можно памятник ставить.
— То есть отсутствие стадионов – главная проблема детского футбола сейчас?
— Одна из главных. Где-то не хватает квалифицированных тренеров, хотя в целом ситуация с ними не самая плохая. Пожалуй, главная проблема – это Дальний Восток. Отдаленность, в какой-то степени изолированность. Мы здесь в своей каше варимся. Сейчас на первенстве Дальнего Востока 2002 года рождения выступают всего три команды, раньше их был как минимум десяток. Сейчас свои команды выставляют только «Луч», «СКА-Хабаровск» и «Сахалин». В итоге каждая команда в Уссурийске сыграла по два матча между собой. Вот вам и все первенство Дальнего Востока.
— Есть доступные пути выхода из сложившийся ситуации?
2002 год – это уже взрослые парни. Чтобы продолжать расти им нужны более регулярные и качественные турниры. Сейчас эта проблема отчасти решается благодаря первенству города. Раз в неделю по субботам они играют с мужиками в третьей лиге, а 2001 год уже играет в первой лиге.
— Многие родители пытаются всеми силами вывезти своих детей на запад, поближе к Москве. Насколько это правильная позиция?
— Не каждому это идет на пользу. На западе страны, конечно, хорошие условия, серьезные турниры, возможность выезда в Европу с одной стороны, но с другой – чрезмерно высокая конкуренция. Далеко не каждому удается зацепиться за свое место и, побывав в таких условиях, сложно вернуться обратно. Поэтому многие ребята теряются, где-то надламываются психологически. А если здесь работать с самоотдачей и большим желанием, то ты в любом случае найдешь свое место. «Луч» сейчас привлекает к тренировочному процессу молодых футболистов.
— Да, в этом году к тренировкам с основой подключили аж 9 футболистов из молодежных команд. Удивительно, что в этом списке оказались 15-летние нападающие Дмитрий Бегун и Марат Тарек.
— Бегун и Тарек еще не привлекались к тренировкам с основой. Это очень перспективные ребята и клуб действительно в них заинтересован, но на данный момент для этих футболистов — это скорее аванс, не более.
 
— Вы гордитесь своими воспитанниками?
— В целом, да. Но иногда возникают порой неприятные истории, Холодилов как раз такой случай. Егор не очень хорошо ушел из клуба, но у него большой потенциал и большие перспективы. Он уже забил за «Сахалин», но хотелось бы, чтобы он отличался чаще. Сейчас у него есть некоторые трудности, но зная всю ситуацию изнутри, я могу сказать, что скоро все изменится к лучшему. Возможно, уже в следующем сезоне.
— Холодилов стал первым вашим воспитанником, которому удалось сыграть за основную команду «Луча». Что вы чувствовали в тот момент?
— У меня была боль, но присутствовало чувство тревоги. Он человек настроения и это сильно влияет на его способности в конкретно взятый промежуток времени. Мы созванивались в день игры, он был очень взволнован. Только утром он узнал о том, что выйдет в основном составе. Я его знаю с малых лет, по его манере передвижения было видно, что он перегорел. С другой стороны, если бы в отдельных моментах команда чаще обращала на него внимание, возможно он бы принес больше пользы. Хотелось бы увидеть от него большего, но в целом все было не так уж и плохо.
— Что, на ваш взгляд, тогда поспособствовало появлению Егора в основном составе?
— Это большая заслуга тренера Жолта Хорняка, который, как и Ивченко в свое время, дал мне возможность в юном возрасте сыграть за «Луч». Этим и отличается европейский тренер от отечественного. Наверное, считаное количество наших тренеров не боятся довериться молодежи и понимают, что именно они являются будущим команды. Для молодых ребят это становится большим толчком.
— Может тогда имеет смысл не зацикливаться на ФНЛ и играть в лиге ниже, но за счет местных воспитанников?
— Одними воспитанниками мы проблему не решим. Всегда молодые игроки должны разбавляться опытными футболистами, которые в нужный момент способны тебе подсказать, направить и поддерживать оптимальное психологическое состояние, уметь настраивать их на результат. «Чертаново» и «Краснодар-2» это совсем другая история, там игроки с самого детства находятся в жестких условиях.
— Назовите самых талантливых мальчишек, которых вам довелось тренировать.
— Я тренировал команду «Луч» 1999 года, там было немало ярких ребят. Очень талантливым парнем был Семен Беляков, но на мой взгляд отец очень рано забрал его в Москву. Это, как оказалось, слегка навредило его карьере. Каким-то образом он оказался сейчас в Хабаровске. Долгое время с нами тренировался парень из Находки Роман Нуриев. Очень перспективный парень, но очень не любит расставаться с мячом. Появилась возможность уехать в «Локомотив», где он получил серьезную травму и это помешало ему выйти на ведущие роли. Но у меня нет сомнений, что будь он сейчас во Владивостоке был бы в обойме основной команды. Никита Белунов очень хороший игрок. Сетрак Акопян в прошлом сезоне был в заявке основы, но в этом сезоне его нет и это для меня большой вопрос. У меня он был системообразующим игроком.
— Почему не каждый юный футболист способен стать профессионалом?
— Десятки факторов должны слиться воедино. Талант, здоровье, дисциплина, психология, доверие тренера и банальная удача. Очень показателен пример Грицаенко, который начал в 21 год. На сборах он не был основным игроком, на его позиции играли другие люди. И один из них получает серьезную травму. Попробовали Грицаенко на его позиции, так как альтернативы не было. Он одну игру отыграл хорошо, вторую и третью. Так стабильность переросла в доверие тренера, и он с ходу он закрепил за собой место в основе, выдавив более опытного игрока. Не случившись той травмы, все было бы иначе. Может быть он бы и достиг тех же вершин, но уже позже и при других обстоятельствах.
— Какими методами вы поддерживаете дисциплину в команде? 
— Я всегда вспоминаю себя и стараюсь доносить парням, что, если вы хотите стать профессионалами, нужно относиться к своему делу с большой серьезностью. Сейчас я работаю с ребятами 2002 года рождения и, разумеется, они порой чудят. Я пытаюсь им объяснять все на своих ошибках. В конце концов мне не всегда было сорок лет, я был таким же и в некоторых моментах даже хуже, чем многие из них. И они нередко прислушиваются, но многим нужно самим сильно обжечься, чтобы в это поверить.
— Бывали ситуации, когда игрок, которого вы отчислили, после этого добивался успехов в другом месте?
— Была похожая ситуация. Присмотрели парня из Уссурийска на одном из турниров и пригласили к себе. Тогда он был в полном порядке, но у нас он по полю передвигался как каракатица, над ним все смеялись. Скрепя сердце пришлось его отчислить. Только после этого он мне сказал, что у него были проблемы со спиной.
— И что было потом?
— Через некоторое время играли в Уссурийске и там он вышел на поле в составе местной команды. И он снова в порядке — возит некоторых моих игроков по полю, забивает гол и довольный улыбается мне в глаза. Что ему мешало мне сказать об этом? Я тоже в его возрасте на свои проблемы внимания не обращал и к чему это в итоге привело вы уже знаете.
— Детский футбол – это, как правило, начальная ступень тренерской карьеры. Куда вы будете двигаться дальше?
— Время покажет, я не загадываю. Есть определенные амбиции, но они должны поддерживаться знаниями и умениями. В противном случае, они не сопоставимы с тем, что ты можешь. И это не идет на пользу ни тебе, ни команде. В данный момент у меня присутствует стойкое ощущение, что я нахожусь на своем месте, поэтому особо не куда рвусь. А как все сложится в будущем, покажет время.

Оставить Комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

*



Warning: require_once(/var/www/u1624960/public_html/football-dv.ru/8c46a1ce28e2b1a4a280d887a4c7fbc7/sape.php) [function.require-once]: failed to open stream: No such file or directory in /var/www/u1624960/public_html/football-dv.ru/wp-content/themes/Exciter/single.php on line 249

Fatal error: require_once() [function.require]: Failed opening required '/var/www/u1624960/public_html/football-dv.ru/8c46a1ce28e2b1a4a280d887a4c7fbc7/sape.php' (include_path='.:') in /var/www/u1624960/public_html/football-dv.ru/wp-content/themes/Exciter/single.php on line 249