Василий Плётин: мы бегали в Хабаровске при температуре в 20-30 градусов мороза | Футбол Дальнего Востока

Василий Плётин: мы бегали в Хабаровске при температуре в 20-30 градусов мороза

Ноябрь 7, 2015 Нет Комментариев »
Василий Плётин: мы бегали в Хабаровске при температуре в 20-30 градусов мороза

Интервью полузащитника «СКА-Энергии» журналу PRO Футбол.

«А еще я увлекаюсь рыбалкой!», – написал о себе в SMS Василий Плётин уже после интервью. Но и без этого факта его жизнь кажется очень насыщенной. На фоне многочисленных рассказов и увлечений теряется даже забитый год назад гол в ворота «Тюмени», который стал визитной карточкой Василия Плётина. Будущий полузащитник «СКА-Энергии» воспитывался в многодетной спортивной семье и до попадания в профессиональный футбол прошел через несколько самых разных кружков и секций, которые не имели отношения к спорту. Про акробатику и народные танцы, турнир «Блатная нога» и детский Чемпионат Мира, двухъярусные кровати и свою знаменитую семью, родственные связи с Александром Димидко и уроки от Александра Алиева, а также ошибку паспортиста и неожиданное попадание в сообщество «Плохие парни Хабаровска» Василий рассказал в интервью нашему изданию.

– Вас в протоколах матчей и спортивных изданиях называют по-разному. Как все-таки правильно?

– Да уж, меня постоянно везде называют Плетиным. Даже друзья с района, когда меня на стадионе объявляют с ошибкой, в шутку возмущаются: «Эй, кто такой Плетин?!». И в паспорте у меня ошибка. Потерялась печатная буква ё, и напечатали неверно. Но мы в семье, конечно, знаем, что правильно именно Плётин, и дедушка мой говорил, что мы – Плётины. В школе я учителей поправлял, если через е называли.

– Перед матчем не портит настроение, если диктор ошибается?

– Нет, теперь правильный вариант фамилии остался как бы для близкого круга. Тем, кому надо, знают, что у меня она пишется и произносится так.

– Учились вы в поселке Горького. Что за удивительный район, откуда вышли и футболист Александр Димидко, и хоккеист Евгений Стеблецов, и еще другие спортсмены? В чем секрет успеха «горьковских»?

– У нас еще Александр Алиев был, просто его папа вовремя увез в Украину. У всех истории разные, но у меня школа – это Владимир Леонидович Леонов, царствие небесное, который был Главным тренером в разных клубах, поработал и в СКА. А потом стал воспитывать детей, в том числе и на поселке Горького. С большим успехом, кстати. На «Кожаном мяче» они в призерах чемпионата России ходили и на Чемпионат Мира поехали в Голландию. В каждом футболисте Леонов что-то находил. Мне говорил: «Вася, тебе не надо думать по поводу финтов, просто покажи, что уходишь в одну сторону, а беги в другую». Другому говорил: «Ты быстро бегаешь, поэтому не размышляй – кидай мяч и беги, или просто беги». У него были особые проницательность и чутье.

– То есть не было ни особых условий, ни шикарных полей. Только тренер?

– Конечно, просто правильный подход, плюс польза от мини-футбола, где у нас были большие успехи. В 2005 году выиграли чемпионат России. Конечно, на нашем районе каждый стремился в секцию попасть к Владимиру Леонову и Анатолию Кравченко, тренеров знали все.

– Было какое-то особое почтение к людям, которые воспитали самого Алиева?

– Такого не было, но вот когда мы выигрывали чемпионат России по мини, то, конечно, уже знали в лицо и по именам самых наших известных земляков. И вот проходит неделя после победы, мы уже приехали в Хабаровск, на дворе январь, и нам тренер говорит: «На следующей тренировке будет сюрприз». Мы между собой шептались, предполагая, что это может быть – стол нам накроют или что-то в этом роде. И вот приходим на тренировку, а там Алиев! И Димидко! И нам говорят: «Сегодня тренируйтесь с ними». Мы даже «двусторонку» потом сыграли вместе. Незабываемый день!

– Что-то досталось на память от двух Александров?

– Да я, например, с Саней Димидко и раньше нормально общался. Он знает мою семью, хотя ее вообще все знают в нашем районе. А Саша как-то рассказал, что ухаживал за моей сестрой, но ничего не получилось. Иногда встречаемся, он говорит: «Могли и родственниками стать». Я всегда знал, что могу к нему подойти и запросто пообщаться. Потом он стал делать успехи, уехал из Хабаровска, и, конечно, я на это тоже отреагировал. Если SMS пишу, то в шутку обращаюсь к нему «привет, кумир». Он смущается: «Не подкалывай, не надо».

– Про поселок Горького есть и другие истории. Всего лет пять назад туда не советовали соваться в позднее время.

– Такое и я слышал. Тренер Анатолий Сладков, который был в СКА, тоже рассказывал, что когда он рос в нашем районе, то в его команде из десяти футболистов был один «форточник», другой – «щипач», третий – «боксер» и так далее. Куда, говорит, не приедем, сразу говорим: «Мы горьковские», и проблем нет, спрашивают, не надо ли чего принести… Но когда я играл, то атмосфера слегка изменилась, конечно. Но все равно – рядом со стадионом «Заря», где мы играли, часто собирались человек по 50, и было понятно, кто они такие. Те ребята, что постарше, получали от них свою порцию уважения. Этот самый «общак» их поддерживал. Тех, кто более-менее пробивался, даже потом с собой звали поиграть на турнирчике своем, его между собой называли «Блатная нога».

– Каким было Ваше детство в многодетной семье?

– У меня два брата и четыре сестры. Я самый младший, седьмой. Но мой отец говорил: «Ты же седьмой, а семь – мое любимое число, поэтому ты должен продолжать нашу династию, чтоб знали не только то, что у нас тут большая семья». Когда ты самый младший, то в этом есть и «плюсы» – достается же за все старшим. Не скажу, что родители меня баловали. Воспитывали по-советски. Тем более что они преподаватели школьные, и если я получал двойку, то можно было сразу самому запираться дома и не рассчитывать на то, что пустят погулять.

– Кровати были двухъярусными, как полагается?

– Конечно. И я ждал, когда вырасту и смогу перебраться на верхний этаж. Когда мне это удалось, то был счастлив. Жили в трехкомнатной квартире: в одной комнате четыре человека, в другой – еще два.

– Записываясь в футбольную секцию, Вы брали пример с кого-то из старших?

– Да у нас вся семья спортивная. Мама играла в баскетбол в институте, папа акробатом был. Меня в почти семь лет записали на футбол, но времени свободного оставалось еще много, и папа сказал, что надо меня в акробатику записать. Я пошел туда, как и старший брат. А средний к тому времени вовсю занимался танцами, так что меня записали и на них. Акробатикой я занимался недолго – года три или четыре.

– Ничего себе «недолго».

– Я выступал в «двойке», «тройке», четверке». Меня нередко ставили на вершину пирамиды, и я прыгал сальто головой вниз. Гордился, что пока все платят деньги, чтоб попрыгать на батуте, я приходил на тренировку и прыгал на нем сальто, тренировал растяжку. На танцах, кстати, тоже была растяжка. И это много дало мне для футбола, как ни странно.

– Вы что-то еще умеете с тех времен? Можете после гола сальто сделать как Джанашия или Агахова?

– Если потренироваться, то да, смогу. Но сейчас сразу не исполню. Вот после танцев у меня много чего осталось: «присядки», «хлопушки»… Все помню! Коллектив был хороший. Нас одевали в народные костюмы, папахи, сапоги. Ездили в Китай и вообще по стране.

– Как Вы вообще все это успевали?

– У меня получалось так, что каждый день был забит. Сегодня – танцы, завтра – футбол, послезавтра, например, акробатика. Кончилось это в 14 лет, когда я закончил с танцами. Причем не совсем по своей воле. Мама меня предупреждала, что рано или поздно придется выбрать между футболом и танцами. А получилось так, что как-то раз до концерта оставалось две недели, и я знал, что в это же время на соревнования уеду. Подошел к руководителям и сказал об этом. Мне просто сказали, чтоб возвращал все костюмы и ехал на свои соревнования. Не то, чтобы выгнали, а освободили, скажем так. Помню, что когда выходил из здания, где проходили репетиции, то ливень пошел. Символично. Хотя сейчас, когда навещаю то место, то только хорошее слышу.

– Знаю, что Вы не только с танцевальной группой ездили за границу.

– В 2003 году, на следующий год после Чемпионата Мира в Азии, мы поехали на турнир в Японию, который можно назвать детским Чемпионатом Мира. Сборные там были самые разные. Мы первую игру проиграли японцам, потом – корейцам. Вышли против немцев и сами поразились: 2:0 после первого тайма. Во втором тайме добили их – 6:0. На следующий день посмотрели, как те же немцы играют с Сенегалом, а тот их выиграл всего 1:0. Мы решили, что африканцев тоже обыграем, раз так. Но когда вышли на матч, то оказалось, что противостоять придется почти двухметровым атлетам.

– Переписанные?

– Наверное. На первой же минуте у них нападающий нам с центра поля в перекладину зарядил – бааам! В итоге – 0:4. А мы стали десятыми, но зато сходили на финал, который проходил на стадионе, где сборная России за год до этого Бельгии проиграла, и жили мы в той же гостинице, где и сборная России.

– У немцев, которых вы обыграли, были в составе будущие звезды?

– Я особенно не следил за тем составом, но больше всего немцы запомнились пресловутой дисциплиной. Ходили везде степенно и вместе, а мы носились по гостинице. И сперва тренер нам кивал на немцев, мол, смотрите какие они правильные в отличие от вас, а потом мы уже к нему подходили и говорили: «И где их дисциплина, если мы их разгромили?».

– Переходить на взрослый уровень тяжело после успехов на юношеском уровне?

– Конечно, когда за «дубль» играл, и нас подтягивал к основе тот же Александр Григорян, то не успел я тогда понять борьбу и привыкнуть к этому уровню. А вот когда меня отправили в аренду в Комсомольск-на-Амуре, то там я уже понял, что такое борьба во взрослом футболе. Там действительно проходит проверка на то, способен ли ты играть на мужском уровне или нет.

– Во взрослом футболе Вас кто-то брал под опеку?

– В Хабаровске это были Агапов, Славнов, Аладашвили. Но по большей части держался поближе к Владу Никифорову – все-таки он давно в команде. А вот когда на первых сборах я сорвался и выругался, то ко мне подошел капитан Андрей Мурнин. Причем случилось это уже после тренировки. То есть Мурнин запомнил, что я раздосадован, дождался окончания занятий, и уже потом отвел меня в сторону, спросил, как состояние, и дал несколько советов как перетерпеть все это.

– Первые в жизни сборы – это тяжело?

– Нет, это даже интересно. Естественная, а не искусственная трава, тепло. Мысли «куда я попал?» не было, потому что когда я играл в «дубле», то нам тренер Михаил Семенов говорил, что мы должны выполнять 70 процентов нагрузок от того объема, который получают в первой команде. И если первая команда нагружалась в теплых странах, то мы бегали в Хабаровске при температуре в 20-30 градусов мороза. Это дало какую-то базу.

– Тот же Мурнин рассказывал, что дальний удар отточил, тренируя удары через специальных манекенов. А как Вы шли к знаменитому голу в ворота «Тюмени» с центра поля?

– У нас все проще – мы просто в секции били по мячу сильно и часто. В матчах с ребятами постарше мне тренер лично говорил при выполнении «стандартов», чтоб я бил со всей силы. У тех ребят был вратарь по фамилии Зайцев, который любил поспорить, и он сильно раздражал нашего Владимира Леонидовича. Поэтому когда я забил ему, то он радовался: «Получил промеж ушей!». Со временем удар стал поставленным. Помогли, что характерно, танцы и растяжка. Это добавляло сил. Что касается того гола за «СКА-Энергию» в августе 2014 года, то я сам удивился, когда пересматривал его. Думал, что находился ближе, а оказалось, что в сорока метрах! С тех пор мне многие уже успели сказать, в том числе и папины друзья, какой потрясающий гол я забил. Звонили ребята из «дубля», просто знакомые.

– Не думаете, что Вам когда-то надоест напоминание про тот случай?

– Даже не представляю такого. Помню, как Исмаил Эдиев подшучивал, что когда я стану тренером, то буду похваляться перед своими учениками, что забивал через минуту после выхода на замену, да еще и с сорока метров. Но это он так поддерживает. Как и ребята, которые на тренировке говорили с юмором: «Зачем с линии штрафной бьешь, иди с центра поля атакуй!».

– У Вас дома есть гитара, и я понимаю, что Вы также, как и Андрей Киреев, умеете играть?

– Не то чтобы особенно умею, но вот могу исполнить песню «Фантом» от «Чиж и Ко», немного Шевчука, а еще «Вечная молодость», которая была в заголовке предыдущего интервью с Владиславом Никифоровым. Учился у брата играть – он обучался в армии.

– А социальными сетями не увлекаетесь?

– На Фейсбуке я есть, но номинально. ВКонтакте бывают чуть чаще. В инстаграм захожу, раз уж все там сидят, чтоб посмотреть, у кого как дела.

– В соседней комнате Ваша девушка, поэтому следующий вопрос о социальных сетях задам потише. Говорят, что ваше фото оказалось в сообществе «Плохие парни Хабаровска». Каким образом?

– Ха! Да можно и погромче спрашивать! Дело было после проигранного домашнего матча с «Енисеем» – мы уступили 1:3, а тут еще и по пути домой моя девушка Полина насупилась и молчит. Спрашиваю, в чем дело, а она не отвечает. Начинаю расспрашивать, а она мне: «Дома поговорим». Ладно. Приехали, и она мне сразу же: «Это что?» и показывает фото из одного из Интернет-сообществ, где обиженные девушки публикуют компромат на парней. Там скриншот переписки, в которой я якобы принимал участие, и некая Марина. Смотрю и чуть ли не в голос смеюсь, а Полина едва ли не плачет. Но оправдываться я не стал, потому что там сразу было ясно, что подделка. Вскоре и моя девушка это поняла, обида прошла, разве что подшучивала надо мной. Иди, говорит, к своей Марине. А кто запустил тот розыгрыш, я до сих пор не знаю.

– Вы вообще производите впечатление на редкость уравновешенного и рассудительного человека – даже в 22 года. А спорт, который Вы выбрали десять лет назад, не мешает развиваться интеллектуально?

– Пожалуй, нет. У меня остается время на чтение книг, но не скажу, что это помогает особенно развиваться. Важно ведь не то, сколько ты читаешь, а как понимаешь книги. А вот футбол может даже помочь в жизненных ситуациях. Хотя бы потому что он дисциплинирует и приучает больше ценить коллектив, потому что только вместе можно добиться результатов. Нас ведь всегда воспитывали в этом духе.

– Того же Алиева тренер заставлял книжки читать. У Вас такого не было?

– Я недавно смотрел американский фильм про тренера, под началом которого баскетболисты стали непревзойдёнными чемпионами. Но он им говорил, что это ничего не значит, потому что надо быть не только сильным на поле, но и грамотным по жизни. А вообще среди футболистов много интеллектуалов. Владислав Никифоров, например, за время сборов может емь книг прочитать. Я за то же время успел прочитать только две. Недавно он купил книгу про Фергюсона, пересказывал нам моменты оттуда про то, как сэр Алекс забирал из клуба пьяного Гигза и Бекхэма воспитывал. Интересно было послушать.

Анкета

Любимая команда: «СКА-Энергия»
Лучший футболист: Рональдиньо
Чемпионат, в котором бы хотелось играть: английская Премьер-Лига
Страна и город, в котором бы хотелось жить: Хабаровск
Любимый фильм: «Брат» и «Брат-2»
Любимая музыка: рэп-группа Centr
Любимая книга: «Мастер и Маргарита»
Любимое блюдо: мясо по-французски

Похожие Новости

Оставить Комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

*



Warning: require_once(/var/www/u1624960/public_html/football-dv.ru/8c46a1ce28e2b1a4a280d887a4c7fbc7/sape.php) [function.require-once]: failed to open stream: No such file or directory in /var/www/u1624960/public_html/football-dv.ru/wp-content/themes/Exciter/single.php on line 249

Fatal error: require_once() [function.require]: Failed opening required '/var/www/u1624960/public_html/football-dv.ru/8c46a1ce28e2b1a4a280d887a4c7fbc7/sape.php' (include_path='.:') in /var/www/u1624960/public_html/football-dv.ru/wp-content/themes/Exciter/single.php on line 249